Новости

13 июля 2007

ИНТЕРВЬЮ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ ПРАВЛЕНИЯ ООО "ДОЙЧЕ БАНК" ЙЕРГА БОНГАРТЦА ЖУРНАЛУ "ИТОГИ"

Чем привлекает иностранных инвесторов перспектива работать "на паях" с российским государством?

Ударим по бездорожью

Чем привлекает иностранных инвесторов перспектива работать "на паях" с российским государством?

В конце августа будут объявлены итоги тендера на строительство Западного скоростного диаметра в Санкт-Петербурге. Инвестиционные соглашения по двум другим крупнейшим проектам Инвестфонда - в Нижнем Приангарье и Читинской области - уже подписаны. Всего за четыре года в проекты частно-государственного партнерства (ЧГП) правительство намерено инвестировать около 15 миллиардов долларов и, соответственно, столько же - частные инвесторы. К проектам ЧГП проявляют интерес и западный бизнес, в том числе одна из крупнейших финансовых структур - Deutsche Bank. О том, чем привлекает инвесторов перспектива работать "на паях" с российским государством, "Итогам" рассказал председатель правления ООО "Дойче банк" Йерг Бонгартц.

  • Господин Бонгартц, какие проекты частно-государственного партнерства кажутся вам наиболее перспективными?

  • Нас интересует инфраструктура в самом широком смысле - авто- и железнодорожные проекты, аэропорты. Среди автодорожных проектов - трасса Москва - Санкт-Петербург: "мост" между двумя столицами может гарантированно обеспечить необходимый для рентабельности объем трафика. Это не значит, что нам не интересны регионы. Просто где-то целесообразнее участвовать в строительстве не автомобильных, а, например, железных дорог, морских портов или аэропортов. Например, есть региональные аэропорты, в Центральном регионе, в Сибири, которые в перспективе могут стать хабами - транспортными узлами, где будут пересекаться значительные грузовые и пассажирские потоки. Перспективны такие проекты и в туристических центрах, в том же Санкт-Петербурге, где мощностей Пулково уже катастрофически не хватает. Если проанализировать, как развивалась экономика Испании, Португалии, Греции, то можно увидеть, что одной из основ этого развития стали именно инфраструктурные проекты, реализованные при участии государства или Евросоюза.

  • Из чего складывается прибыль таких проектов, в первую очередь автодорог? За счет того, что они платные или за счет использования придорожной инфраструктуры?

  • Есть разные варианты. Проекты, которые мы реализовывали в Центральной Европе, это платные дороги. Хотя трасса может быть и бесплатной, но с насыщенным трафиком. Тогда отдача идет за счет придорожной инфраструктуры. Доходность таких объектов складывается из совокупности всех возможных платежей, и потому не все могут быть интересны частному инвестору. Ведь те же автомобильные дороги нужны не только там, где большой трафик. И подчас при их строительстве мотивы бывают не только экономические, но и политические.

  • Если говорить о частно-государственном партнерстве, можете ли вы назвать уровень доходности автодорожных проектов? Некоторые эксперты говорят чуть ли не о 50 процентах...

  • Привлекательность инвестиций в инфраструктурные проекты не в быстрой их окупаемости, а в том, что они дают стабильную и долгосрочную отдачу. Они интересны для консервативных инвесторов. Если мы посмотрим на опыт других стран, то увидим, что такие проекты очень часто финансируются пенсионными фондами. Поэтому "Дойче банк" предлагает создать в России совершенно новый сегмент на финансовом рынке - инфраструктурные бонды.
    Это должны быть облигации, средства от размещения которых пойдут на реализацию самых разнообразных инфраструктурных проектов: дорог, транспорта, электроэнергетики и так далее. Ведь проекты ЧГП требуют колоссальных инвестиций, миллиардных сумм. Часть этих инвестиций могли бы составить деньги пенсионных фондов - как российских, так и иностранных.

  • Но такие инфраструктурные бонды, наверное, интересны не только пенсионным фондам, но и другим портфельным инвесторам, например ПИФам?

  • Совершенно верно. Я назвал пенсионные фонды, потому что на данный момент эта категория инвесторов еще более или менее свободна. В России они располагают большой ликвидностью, но им не хватает инструментов вложения.

  • За границей уже есть опыт использования инфраструктурных бондов?

  • Да. И за примерами далеко ходить не надо - таким образом реализовались несколько инфраструктурных проектов в Казахстане.

  • "Дойче банк" прилагает какие-то усилия, чтобы эти инструменты появились у нас?

  • Мы вышли с этим предложением в Центральный банк России, ФСФР, в министерства. Ведь чтобы бонды возникли, требуется специальное законодательство. Деньги инвесторов следует привлекать на длительные сроки - десять, двадцать лет, а то и больше. И должны существовать механизмы, которые бы обеспечили этим инвестициям максимальную защиту. Это может быть как защита капитала, так и государственные гарантии доходности. Например, для успешной реализации ЧГП в транспортных проектах необходимо наличие четких госгарантий. В других проектах участие государства может заключаться в создании условий, при которых проект будет востребован. Это, кстати, широко распространено в Великобритании. Там государство зачастую участвует не деньгами, а именно гарантиями. При строительстве новой школы оно может не вкладывать ни копейки, но гарантирует, что заполнение учебных мест в этой школе будет максимальным при любых условиях. Бывают примеры, когда на начальной стадии проекта доля государства весьма существенна. Это важно для частных инвесторов, ведь именно на начальных стадиях риски наиболее высоки. Постепенно, по мере реализации проекта, государство из него выходит или сокращает свою долю. Все зависит от каждого конкретного случая.

  • По мнению экспертов, в российской экономике соотношение бюджетных и внебюджетных средств составляет 1:2,5. Насколько, на ваш взгляд, это оптимально?

  • Я думаю, что цифры, которые вы назвали, близки к реальным. А какое соотношение наиболее оптимально, должен решать рынок. С поправкой на то, что в России частно-государственное партнерство - явление еще новое. Частному инвестору важно видеть, что государство заинтересовано в реализации того или иного проекта. Поэтому сейчас доля государства может быть весьма существенной. Позже, когда такое сотрудничество станет традицией, как в Великобритании, ситуация изменится. Сфера применения, наоборот, расширится. Например, то же строительство школ. Или возьмем проект Deutsche Bank в немецком городе Эссен - создание Центра лечения онкологических заболеваний. Но пока в России, а особенно в регионах, сложно реализовывать проекты ЧГП в сфере здравоохранения.

  • Иностранных частных инвесторов не пугают приближающиеся в России выборы?

  • В данном случае я говорю о стратегических инвесторах. Они приходят на долгие годы - за этот период правительство и президент могут смениться не один раз. Поэтому все риски - политические и экономические - оцениваются заранее. В качестве примера приведу российский финансовый сектор: в этом году в него активно входили иностранные инвесторы. Значит, их не пугают предстоящие выборы. Deutsche Bank возглавляет рабочую группу по развитию банковского сектора и финансовых рынков России Консультативного совета по иностранным инвестициям при правительстве РФ. Весной 2007 года совет провел опрос, результаты которого были затем опубликованы на Российском экономическом форуме в Санкт-Петербурге. Так вот, 82 процента всех иностранных инвесторов довольны своими инвестициями в Россию и считают, что ее экономика достаточно стабильна.
    Конечно, есть явления, которые мешают иностранцам работать в вашей стране. Но здесь нет ничего нового - это те проблемы, о которых говорят уже давно: коррупция, бюрократия. Я в России работаю уже 17 лет и все это время слышу о коррупции и бюрократии. Думаю, правительство понимает, что это главные риски для российской экономики и с ними надо бороться. И надеюсь, что инвесторы почувствуют реальные результаты этой борьбы.



Copyright © 2017 ООО «Дойче Банк». Все права защищены.